Место для счастья - здесь. Роберт Грин Ингерсолл
Главная » Хобби » Творчество » Сказки Тени » Действительность и выдумка

Действительность и выдумка

07.01.2011 Сказки Тени 11

За окном выла метель. Но здесь, за оконными стеклами, разукрашенными ледяными узорами, было натоплено до такой степени, что щеки покрывались румянцем.
Дрова потрескивали в печи, от света лампы по стенам гуляли тени, вязальные спицы тихонько постукивали друг о друга.
— …И явилась на битву королевская невеста. Как сверкнул луч солнечный в волосах златых её да на клинке её! Как воззвала кличем боевым она свою армию! Испугался враг силы её, смутился злодей красоты её. А принцесса-чародека уж магичествует, уж творит она заклинание невиданное.
И взмолился злодей, на колени пал: «Не губи, красавица! Пощади, владычица! Отпущу я все народы, мной покоренные, освобожу я жениха твоего, мне непокорного».
Снизошла чародейка, смилостивилась: «Уходи с добром, коли правда ты раскаялся».
И ушел восвояси злодей, отпустил народы плененные, возвратил принцессе короля-жениха. И был пир на весь мир, свадьба, на все государства прогремевшая.
А вскоре родилась у чародейки да короля доченька, краше батюшки, краше матушки. Меркло все вокруг пред красотой её. И решили тогда король с королевою оградить страну свою от других, чтобы дочка их в красоте росла да мир не слепила. И с тех пор никто больше не пересекал границ их, не тревожил красоты и счастия…
Пожилая опрятная женщина в чепце замолчала, отложила вязание и подошла к кровати, чтобы поправить одеяло внуку:
— Спи, касатик. Пусть тебе спится сладко-сладко.
— Ба…А что случилось с девочкой?
— С какой девочкой? Ах, вот ты о чем! Живет принцесса у матушки, у батюшки под крылышком.
Мальчик потер кулачком слипающиеся глаза:
— Я вырасту, найду волшебную страну и женюсь на принцессе. Обязательно…
Женщина вздохнула и погладила по волосам уже заснувшего внука:
—  Спи, мое солнышко, спи. Много еще девушек хороших встретишь, про принцессу забудешь.

 

* * *

В лесу властвовала весна: деревья щеголяли свежей зеленью и распускающимися соцветиями, в ветвях щебетали и вили гнезда птицы, молодая зелень ковром укрывала землю.
Все это буйство жизни резко обрывалось, становясь безжизненной пустошью. Будто какой-то шутник приставил друг к другу две противоположные картинки.
На стороне всеобщего увядания остановился экипаж, и на пожухлую сухую траву ступила женская ножка в изящной белой туфельке. Молодая девушка откинула капюшон плаща, дав волю золотым локонам, мягко пролившимся на плечи, и подняла голову к небу.  Проплывающие облака отразились в её янтарных глазах, и девушка звонко рассмеялась.
На звуки девичьего смеха обернулся охранник-эльф. Когда-то эльф: теперь его кожа имела землисто-серый цвет, а кое-где проступали трупные пятна. Находиться под солнечным светом ему было тяжело, поэтому он не разделял радости девушки:
— Столько лет, принцесса, а вы каждый раз радуетесь подобно ребенку.
Девушка уже избавилась от плаща, оставшись в белоснежном легком платье:
— Ты не прав: это место каждый год выглядит по-новому. Только вдохни эти запахи, только посмотри на это буйство красок и форм! Почему в нашей стране все не так, все мертво?
Мужчина вытащил из экипажа мольберт и краски, которые девушка всегда возила с собой:
— Чтобы чувствовать запахи, нужно дышать. А я мертв. Чтобы в стране буйствовала красота, страна должна быть жива. А мы живем в стране мертвецов. И помните, принцесса, вы не должны переступать черту!
— Я помню.
Девушка грустно вздохнула и снова посмотрела в небо. В кристально-голубой высоте виднелись силуэты птиц.
— Хотела бы я быть птицей. Они пользуются своими крыльями, как заблагорассудится им. Они вольны лететь в любые края.
Мужчина тоже посмотрел в небо:
— Птицы не так вольны, как кажется нам, земным обитателям. Они не могут бесконечно находиться в небе, привязаны к одному месту… Да что я говорю! Вы и без меня всё прекрасно знаете.
Он стал устанавливать навес, в тени которого обычно скрывался от пекущих лучей. Девушка с тоской посмотрела на своего охранника, заправила локон за ушко и медленно зашагала вдоль границы.
Деревья чередовались с кустарниками, щеголяя свежестью молодой листвы. Жизнь била ключом в этом благодатном месте. Среди веток миловались друг с другом птицы, наполняя лес волшебными мелодиями. Быстро пробегали и скрывались в своих укрытиях грызуны. Даже копошение насекомых в травах было доступно взору девушки.
Но на одной из полян эта гармония нарушалась присутствием человека.
Девушка с изумлением смотрела на парня, ставившего палатку. Она впервые видела живого; свежий цвет кожи, необычный запах, приносимый ветром – все ей было в диковинку.
Парень обернулся, почувствовав чье-то присутствие, и выпустил из рук брезент:
— Святые небеса! Это она!
— Кто «она»? Вы кого-то здесь ищете?
Парень быстро подбежал к самой границе и остановился напротив удивленной девушки:
— Скажите, вы – дочь короля и чародейки? Прошу вас, скажите!
— Да. Моя мать – чародейка, а отец – король…
Парень громко рассмеялся:
— Я знал! Я знал, что это – правда!
— Но кто вы?!
Девушку начало пугать странное поведение парня. А он, кое-как поборов свой восторг, протянул к ней руку:
— Я тот, кто прибыл забрать вас отсюда.
Зрачки девушки расширились. Сколько лет ей было запрещено даже шаг делать за границу. Столько лет родители запрещали ей быть рядом с торговыми путями. А тут такая возможность!
Она посмотрела туда, где должен был отдыхать её охранник. Парень заметил колебания принцессы и взял инициативу в свои руки.
Он сделал шаг к девушке, подхватил её на руки и быстро вернулся на территорию леса:
— Я так долго ждал этого момента! С тех пор, как впервые услышал эту историю, я мечтал, что вызволю вас из неволи родительской…
Девушка не слушала его. Запах живого человека стал опьяняющим, тепло вводило в транс.
Чем дальше они отходили от границы, тем сильнее её привлекала сонная артерия, пульсирующая на шее парня.
Наконец желание стало непреодолимым, и девушка впилась четырьмя острыми клыками в манящий беззащитный сосуд.
Парень вскрикнул и попытался отбросить её, но женские пальцы больно впились длинными ногтями в мужские плечи.
Кровь толчками выходила из раны, заливая белое платье девушки и дорожную куртку парня.
Неожиданно на девушку набросили сеть из шелковых нитей. Принцесса с исказившимися чертами лица зашипела и отпустила свою жертву.


Охранник-эльф не спеша подтягивал к себе сети:
— Идиоты! Когда вы начнёте верить историческим документам, а не бабушкиным сказкам?! Вы, принцесса, тоже хороши! Да, мир мертвых не для вас. Но и в мир живых вам нет дороги.
Мужчина взвалил на плечи опутанную и сопротивляющуюся девушку и ушел в сторону безжизненной пустоши.
За его удаляющейся спиной парень, захлебываясь кровью и медленно умирая, из последних сил тянул руки вслед своей сказочной принцессе…

Обсуждение: