Место для счастья - здесь. Роберт Грин Ингерсолл
Главная » Хобби » Творчество » Сказки Тени » Королева Масок

Королева Масок

13.07.2011 Сказки Тени 4

1 день


Темная повязка спала с глаз, и Дик поспешил надеть свои очки. Расплывчатые силуэты пробрели резкость и стали роскошной парадной с зеркальным паркетом, широкой лестницей и рядами портретов на стенах. Дик завертел головой, стараясь рассмотреть каждую деталь, но зацепился взглядом за своего спутника. Оглядев его серебристый комбинезон и ярко-желтые, топорщившиеся ежиком волосы, вспомнил, что сам выглядит не лучше и тихо рассмеялся. Спутник – дородный мужчина средних лет, недоуменно покосился на юношу:
— Чего это с тобой?
— Да так, Ерип, — Дик продолжал улыбаться, — мы словно в прошлое попали, а может, и в другой мир.
Ерип фыркнул:
— Глупости, Дик! Ведешь себя, как ребенок. Это всего лишь горстка упрямцев, кичащаяся своей закоренелостью…
— Господа, поторопитесь. Её Величество ждет.
Сопровождающий их лакей в черном фраке и белых перчатках не торопясь поднимался по лестнице. Люди последовали за ним.
— Ты, главное, молчи, Дик. Не твое это дело – языком молоть.
— Знаю. Я просто должен быть благодарен за разрешение на вылет с Земли и не мешать вам.
— Все верно.
Лакей провел их по светлому просторному коридору и открыл двери в заполненный слепящим светом зал. При входе гостей разговоры смолкли: дамы в изысканных и пышных платьях закрылись веерами, зашептались, мужчины в мундирах неотрывно следили за каждым шагом чужаков. В давящей тишине люди подошли к трону.
О королеве здешних мест ходили слухи как о хладнокровной и безжалостной правительнице, совершившей за восемь лет своего правления больше, чем её предшественницы. Дик со страхом ожидания поднял глаза на ту, которая была известна под именем Королевы Масок.
На троне восседалафарфоровая кукла красавица с маской красивая черноволосая женщина в бордовом платье. Тонкую стройную шею украшало колье, казавшееся сделанным из льдинок. Верхнюю половину лица скрывала маска под цвет платья, шитая золотыми нитями.
— Добро пожаловать в мое королевство, люди. Я надеюсь, далекий путь вас не утомил.
На Дика нашла оторопь. Он чувствовал себя попавшим в сказку, которую когда-то нашептывала бабушка, вычитав её из старых книг. Но все очарование волшебной страны было разрушено резко и неприятно.
— Далековато до вашего дома, госпожа Мора. Наши корабли в небо не пускаете, прямого рейса в столицу нет. Еще и глаза завязываете. Прячете что-то от нас, землян?
Ерип рассмеялся, ошибочно полагая, что его шутку оценят. Но по залу прошел возмущенный ропот, прекратившийся от едва заметного жеста королевы. На её лице не дрогнула ни одна черта, но Дик почувствовал волну холода.
— Вы прибыли на Венеру, чтобы диктовать мне, как я должна охранять свои территории?
— Не для этого, но по поводу ваших территорий на Земле.
— Хорошо, мы обсудим этот вопрос. А с какой целью прибыли вы, молодой человек?
Дик, пораженный поведением Ерипа, не сразу осознал, что обращаются к нему.
— А, этот молодчик…
— Я спрашиваю не вас, посол, — Голос королевы был лишен каких-либо эмоций, но в зале опять похолодало. – Не бойтесь, юноша, ответьте.
Дик встряхнул головой и неумело поклонился:
— Простите, Выше Величество. Я был слишком восхищен вашим дворцом. Цель моего прибытия – работа с историческими документами в библиотеках вашего королевства. И как можно скорее.
По залу снова прошел шепот, но уже одобрительный. Мора чуть склонила голову на бок:
— Мне нравится ваше желание. Секретарь.
Из придворных вышел опрятный старик в черном и подал королеве дощечку с бумагой и пером. Мора что-то быстро написала, приложила к листу свой перстень с правой руки и снова обратилась к залу:
— Томас.
К трону подошел мужчина с серебряными волосами и кошачьими чертами лица. Сфинкс, приближенный ко двору. Явный франт. Светлый костюм-тройка, галстук и костяная трость, изящный поклон.
— Да, моя королева.
— Возьми это разрешение, проводи гостя до библиотеки. Желательно, чтобы ты стал его провожатым.
— Слушаюсь.
Сфинкс принял из рук королевы листок и подошел к Дику:
— Ну, что стоишь человек? Пойдем, пока солнце не село.
— Я бесконечно благодарен вам. Я…я…
— Тяга к знаниям должна поощряться. Ступайте. Но вы должны вернуться во дворец до темноты.
— Не беспокойтесь, моя королева, я присмотрю за ним.
— Я полагаюсь на тебя, Томас. А с вами, господин посол, мы продолжим разговор.

* * *

Площадь перед дворцом переходила в широкую аллею с высокими деревьями в центре и административными зданиями по краям. Прохожих в это вечернее время было мало, но и они старались обходить Дика стороной. Библиотека находилась в центральной части аллеи, и сфинкс не спеша вел глазеющего по сторонам юношу.
— Что? Нравится у нас, человек?
— Здесь удивительно! И, кстати, меня зовут Дик.
— Очень приятно! – сфинкс улыбнулся, и юноша заметил острые клыки и сверкнувшие желтыми огоньками кошачьи глаза. – Мое имя тебе уже известно.
Они поднялись по лестнице высокого здания с колоннами, и Томас открыл перед гостем высокую дверь.
— Добро пожаловать.
Внутри пространство увеличилось раза в два по сравнению с наружным обликом строения. В тишине мрамора тянулся лабиринт книжных полок, уходящих к потолку. Томас с удовольствием смотрел на ошарашенного Дика, но его внимание вдруг привлекла хрупкая блондинка, вышедшая из-за одного из стеллажей.
— Жюли! Любовь моя! Какая встреча!
Сфинкс мигом оказался рядом с девушкой и приобнял её за талию. Она привычно подставила щеку под поцелуй и подбородком указала на Дика:
— Кто это, Томас?
— Гость с Земли. Работает с историческими документами. Вот, королевское разрешение.
Жюли осторожно взяла тонкими пальчиками листок и осмотрела печать.
— Хорошо, сейчас я вас провожу…
— Ммм… Жюли, ты же не единственная в этой библиотеке. Может, передашь его кому-нибудь, а сама сходишь со мной куда-нибудь?
— Ну, не знаю, — девушка заправила светлый локон за острое ушко. — Разве ты не должен сопровождать его?
— Можете не беспокоится. Я справлюсь самостоятельно.
Жюли с сомнением посмотрела на человека, но Томас начал что-то шептать на ухо, отчего девушка покраснела и смущенно опустила глаза:
— Ладно, уговорил.
Дик получил назад королевский листок с разрешением и, отпустив парочку, шагнул в лабиринт полок.

* * *

Дик не заметил, как пролетело время. Он даже представить себе не мог, что здесь, на Венере, так бережно и в таком количестве хранятся книги по истории Земли. Утонув в стеллажах и книжных стопках, юноша очнулся, когда у него возмущенно заурчало в пустом желудке.
Жилистый пожилой сторож с ворчанием открыл ему двери, и парень вышел на улицу, где уже царила глубокая ночь.
— Вас проводить?
— Нет, не стоит. Мне тут близко.
— Как знаете.
Сторож с громким стуком захлопнул дверь, послышалось звяканье ключей. Спустившись по ступенькам, Дик быстрым шагом направился к виднеющемуся в конце аллеи дворцу. Луна и звезды ярко освещали лишенную фонарей улицу, создавая густую тень между зданиями.
Вдруг в воздухе что-то сверкнуло, и перед Диком пролетел нож, срезав несколько темно-красных волосков непослушной челки.
Человек с замершим сердцем смотрел на вонзившееся в ствол ближайшего дерева оружие.
— Куда-то спешишь, красавчик? Со мной поболтать не хочешь?
Из темноты между зданиями вышел мужчина с исполосованным шрамами лицом.
— Ты, видать, очень смелый, чужак, раз гуляешь так поздно без оружия. Заплати-ка ты штраф за нарушение комендантского часа.
В руках мужчины сверкнул еще один нож. Дик с ужасом вспомнил о предостережении королевы, но было поздно: грабитель медленно подходил к беззащитному человеку. Неожиданно сильный поток ветра прорезал аллею, сорвал листья, поднял пыль и бросил их в лицо нападающему.
Пока он протирал глаза, Дик со всех ног бросился к дворцу. Запоздалая мысль, что ночью ворота уже закрыты, сменилась надеждой при виде маленького огонька. Кто-то, закутанный в плащ, уже ждал его. Добежав до ворот, юноша остановился перевести дыхание. В боку кололо, а сердце стучало как бешеное.
— Вы не прислушались к моему совету, молодой человек. Это могло плохо кончиться для вас. Идите за мной.
Вкрадчивый женский голос тихо прошелестел по пустынной улице. Дик молча последовал за женщиной, в которой узнал королеву. Тяжелый засов ворот опустился самостоятельно, отгораживая от города дворец с уходящей высоко в небо башней. Мора уверенно обогнула её и через маленькую дверь ввела гостя на дворцовую кухню. По щелчку пальцев в очаге вспыхнул огонь, а в чайнике на плите начала нагреваться вода.
— Ваше Величество, зачем…
— Вы устали и проголодались. Садитесь.
Дик покорно сел за дощатый деревянный стол и стал наблюдать за женщиной, снявшей плащ и зазвеневшей кухонной утварью. Пользуясь случаем, он внимательно рассматривал королеву, ища что-то, что выделяло её среди прочих.
Заостренные уши, острые клыки и длинные крепкие ногти на изящных пальцах не были особым признаком: люди, потерявшие голову от современных возможностей, хирургически изменяли свое тело до неузнаваемости, но продолжали со страхом смотреть на своих соседей. Но сейчас он видел обычную женщину, его ровесницу, сошедшую со старинных фотографий.
Черные волосы ровно ниспадали на спину, а легкая туника подчеркивала фигуру. На шее по-прежнему красовалось колье, которое Дик видел на приеме. Вблизи впечатление сходства со льдом усилилось, внутри кристаллов можно было разглядеть застывшие пузырьки воздуха.
Дика смущало только лицо. Красивые ровные черты, выглядевшие надменными в маске, сейчас ничего не выражали. Мраморная скульптура имела больше чувств, чем Королева Масок.
От размышлений юношу отвлекла тарелка с картофельным пюре, присыпанным свежей зеленью, и кружка с дымящимся чаем.
— Ваш друг отказался от нашей пищи. Уж вы, пожалуйста, не побрезгуйте. И обязательно выпейте отвар: он поможет вам успокоиться и заснуть.
Дик посмотрел на предложенное угощение и нервно хохотнул:
— Заснуть? Вы же прекрасно знаете, что люди потеряли способность засыпать без специальных таблеток. Успокоиться? Там, на улице, меня чуть не убили…
— Молодой человек, у нас свои законы. Если вы не в состоянии обороняться, ночью сидите дома.
— Но это было почти под окнами вашего дворца!
На мгновение Дик забылся, поднял голову и встретился взглядом с Морой.
Таких глаз не могло быть у живого существа. Белый кошачий зрачок, мерцающий в темноте, резко выделялся на изумрудном фоне радужки и казался еще более нереальным от того, что во взгляде не было эмоций. Можно было увидеть мысль, но и она была мертва. Никто не мог выдержать этот взгляд. Дик опустил голову и виновато принялся за еду.
— Мы не создаем утопию. – Мора коснулась кончиками пальцев сверкающего колье, но быстро отдернула руку. – Мы воссоздаем свой дом, из которого нас выгнали люди. Со всеми его достоинствами и недостатками. Убийцы и воры – часть общества, ибо свет любим, когда есть тьма. Не я придумала этот порядок, не мне его и отменять. Твой народ, Дик, может называть нас монстрами, кусать себе локти, не понимая появления Луны у Венеры или нашей жизни. Мы живем по своим законам – это все, что я тебе скажу. А отвар выпей: он поможет вернуть сон.
Мора встала, забрала свой плащ, выложила из кармана на стол листок бумаги с каким-то чертежом и вышла из кухни.

* * *

Дик с трудом нашел отведенную ему комнату, даже идя по карте, оставленной ему Морой. На соседней кровати похрапывал Ерип, оставив открытую упаковку таблеток сна на прикроватной тумбе. С минуту юноша смотрел на них, но решил, что спать ему неохота. Разувшись и сняв очки, он лег на кровать и стал смотреть в выбеленный потолок. В усыпительную силу отвара не верилось, в голове не укладывались слова королевы. Слишком нов и непонятен был уклад жизни местных.
Глаза начали слипаться, и Дик с удивлением мотнул головой. Перевернувшись на бок, стал прислушиваться к окружающим звукам.
Где-то во дворце послышался тихий детский плач, сменившийся женским напевом, мягко отражающимся от стен и проникающим во все комнаты:
Воет ветер, стонет в поле,
Бьется в ворота.
Не пугайся ты, не бойся.
Не пройдет беда.

Вьет гнездо прилежно птица,
Люди же – дома.
Я крылом своим укрою,
Сберегу тебя.

Все равно, что ждет в дороге:
Вьюга ли, гроза.
Я приду сквозь темень злую,
Милое дитя.

Голос обволакивал разум, убаюкивал, и Дик незаметно для себя заснул.

2 день

Солнечный луч пробрался в комнату сквозь зановески и запрыгал по глазам человека. Дик зажмурился и, открыв глаза, сел на кровати. За окном щебетали птицы, жужжали пролетающие мимо насекомые.
— Ааа… Проснулся…
Дик надел очки и повернулся к Ерипу. Тот сидел у прикроватной тумбы и завтракал сухпайком, старательно кроша на лежащий рядом комплект одежды. На столике Дика лежал такой же сверток. Юноша взял его в руки и стал аккуратно разворачивать.
— Доброе утро, Ерип. Как прошли вчерашние переговоры?
— Ужасно! Эта упрямая ведьма уперлась на своем и никуда! Вцепилась в эти клочки земли. Заселять – не заселяют, а как просишь отдать – щерятся. Эй! Ты что делаешь?!
Ерип поперхнулся, увидев, что Дик начал переодеваться в предложенные хозяевами рубашку, брюки и легкую куртку. В ответ на возмущение напарника Дик развел руками:
— Конспирация. Я работаю среди местных, а наша одежда вызывает слишком много внимания и недоверия.
— Под трибунал бы тебя за такое!
— Угу, успеешь. Мы здесь надолго?
— Пока я не вытрясу с этой ведьмы земные территории.
— Значит, у меня уйма времени для работы с архивами.
Солнечный свет поблек, и в комнату вкралась тень. Дик подошел к окну и выглянул наружу. Взору человека предстала обширная территория дворца, вмещающая огромный сад, конюшни и маленькое мрачное здание, стоящее вдали. В небе, закрывая солнце, появилась огромная туча, медленно ползущая на город. Ясное утро готовилось стать дождливым днем.

* * *
Темное сырое помещение подвала освещалось только пламенем двух факелов в скобах на каменных стенах. Побитый жизнью, с шрамами на лице мужчина, подвешенный за руки к потолку, затравленно смотрел на своих тюремщиков. Франтоватого вида сфинкс, закатав рукава белой рубашки, философски курил костяную трубку, пуская дым к потолку. Рядом с ним стояла  статная женщина в черной накидке. Огонь факелов отражался в белой эмали её маски, закрывавшей все лицо.
— Это твоя вина, Томас. Вместо того чтобы присматривать за гостем, ты поволочился за очередной юбкой.
Томас пустил вверх очередное колечко дыма:
— Каюсь, моя королева, грешен. Но еще ваш дед, тоже сфинкс, кстати, дал моему племени суверенитет, ибо (его слова) «слаб непорочный сфинкс перед искушениями царства чародейского».
— У тебя душа никогда не была чиста, кошачья твоя порода.
Слушая разговор королевы и её приближенного, мужчина шевельнулся и зазвенел цепью на своих руках. Белая мертвая маска повернулась в его сторону. Голос Моры, лишенный каких-либо эмоций, холодной змеёй отчаяния заполз в душу к пленному:
— Понимаешь ли ты, смерд, что чуть не стал причиной политического конфликта?
— Ваше Величество, я не знал! Я действовал по разрешению. Плачу гильдии… Тут смотрю – бродит ночью. Одежда не наша. Я…
Мора подошла вплотную к мужчине, от которого пахло потом, грязью и страхом, и посмотрела ему в глаза. Он попытался отвернуться от мертвого взгляда из-под маски, но невидимая сила мешала ему это сделать.
— Ты промышлял на моих угодьях, смерд.
Мора подняла руку, стягивая в кулак воздух. Мужчина понял, что сейчас произойдет, и взвыл, уже не скрывая слез:
— Нет! Прошу! Пощадите!
Рука королевы опустилась.
— Хорошо. Я не буду тебя убивать.
Мора развернулась и пошла к выходу, создавая гулкое эхо от стука каблуков.
— Спасибо! Спасибо!
— Томас, убери мусор.
— Да, моя королева. Эх, как бы не запачкаться.
Мужчина ошарашено смотрел на потушившего трубку сфинкса.
— Нет… Ты не можешь…
Томас встал рядом с несчастным, достал из кармана бежевой жилетки серебряное кольцо, изображающее голову волка, показал и спрятал обратно.
— К твоему несчастью, могу.
Мужчина посмотрел в глаза довольно улыбающегося сфинкса.
— Будь ты проклят!
— Мои сородичи уже позаботились об этом.
Томас достал из кармана пленного его же нож и ловко перерезал ему горло.

* * *

Дождь лил стеной, стекая по оконным стеклам, настойчиво стучась в них. Иногда сверкала молния, и перекатами грохотал гром. После завтрака Дику посоветовали никуда не выходить из дворца. И теперь он неприкаянной душой бродил по коридорам, рассматривал картины, гобелены и цветы в напольных горшках. Иногда встречались слуги, которые даже не замечали его.
Время уже перевалило за полдень. Пообедав на кухне, Дик в очередной раз начал обход дворца.
В одном из коридоров второго этажа, с огромным гобеленом на стене, изображающим неизвестных юноше птиц с ярко-огненными перьями, за спиной Дика открылась дверь, и послышались быстрые шаги. К нему подбежал ребенок, схватил маленькой ручкой за штанину и с важным видом зашагал рядом, стараясь приноровиться к темпу взрослого. Дик остановился и вопросительно посмотрел на своего нового спутника. Маленькая головка с взлохмаченными черными волосами, из-под которых выглядывали острые кончики ушей, поднялась, и человеку озорно улыбнулась девочка лет трех. На детских пухлых щеках появились ямочки.
— Здравствуйте, дядя.
Дик улыбнулся, глядя в веселые глаза девочки, и с удивлением отметил, что они полны жизни, в отличие от таких же глаз матери. В том, что это дочь Моры, он убедился, едва увидев лицо ребенка. Из открытой двери вышла женщина в белом переднике и торопливо засеменила к ним двоим.
— Принцесса, подходить к незнакомым опасно.
— Дядя хороший! – девочка старательно выговаривала букву «р», от чего у неё получалось подобие рыка.
Дик рассмеялся:
— И правда! Мне не может прийти в голову причинить вред такому милому ребенку.
Женщина вгляделась в его лицо и слабо улыбнулась:
— Ах, вы – наш гость…
Ближайшая дверь резко распахнулась и с треском ударилась о стену. Из комнаты, шумно сопя от негодования, выскочил Ерип и быстрым шагом пошел прочь, снеся с полки на пол цветочный горшок.
— Ну и хама же к нам прислали! Вы уж меня извините, гость дорогой, но в лучшие времена таких послов вышвыривали взашей!
— Простите, пожалуйста. Мне самому не нравится его поведение…
В дверном проеме фарфоровая куклапоказалась Мора и чуть повернула лицо в белой маске в сторону, куда ушел землянин.
— Мама!
Девочка отпустила Дика и подбежала к женщине, зарывшись лицом в складки подола синего платья. Мать погладила её по волосам и приобняла ладонью за плечо:
— Гелена, приберись здесь. А вы, молодой человек, — белая маска посмотрела в сторону юноши, — скучаете?
— Нет… Да, Ваше Величество.
Дик вздохнул, решив быть откровенным:
— Дождь льет не переставая, и меня не выпускают из дворца. Без своей работы я не знаю, куда себя деть.
— Это легко исправить. Пойдемте, я отведу вас в личную библиотеку моей семьи.
— Благодарю, Ваше Величество.
Дочка Моры отпустила мать и с радостным смехом побежала в нужном направлении. Королева и Дик последовали за ней.

* * *

Дворцовая библиотека не поражала необъятным пространством, но на книжных полках нашлось все, что было нужно.
Иногда Дик отрывал взгляд от строк и поверх книги смотрел на Мору, сидящую за соседним столом. Сняв маску и опустив голову, она мастерила тонкими изящными пальцами какой-то механизм. От занавесившего окна дождя по её лицу гуляли тени, пряди в прическе были подобраны волосок к волоску, на шее мерцало ледяное колье.
На мягком ковре играла девочка, то и дело подбегая к матери с какой-нибудь игрушкой, книжкой или вопросом. Мора легко отвлекалась от работы на дочь, и в эти моменты в её лице появлялось что-то живое, проглядывающее сквозь застывший мрамор. Дику это очень нравилось, и он ждал, что чуть тронутые намеком на улыбку уголки губ поднимутся выше, и женщина рассмеется. Но чуда не происходило.
В очередной раз подскочив с ковра, девочка подбежала к Дику, ловко забралась к нему на колени. Удобно устроившись, она с интересом заглянула в альбом, с которым работал юноша.
— Дяденька, а что вы читаете?
— Ангелина, не отвлекай молодого человека.
— Ну, мааам…
— Не беспокойтесь, Ваше Величество, ваша дочь мне не мешает. Вы можете спокойно заниматься своим делом.
— Да, мам!
Мора чуть привстала на стуле, осмотрела стол Дика и снова села за сборку механизма. Юноша бережно придерживал девочку, пока она листала страницы с яркими четкими фотографиями.
В альбоме были запечатлены архитектурные шедевры за всю историю человечества (книга была объемистой и тяжелой). Большая часть из них исчезла по халатности людей. Остаток сохранялся на земных территориях Межмирии, бережно охраняемых от непрошенных гостей и разрушающего действия времени. Дик понимал, что королева ни за что не согласится освободить эти территории, как бы не бесилось правительство Земли.
Девочка еще не знала борьбы между двумя государствами. Она водила меленьким пальчиком по страницам и расспрашивала о заинтересовавших её фотографиях. Дик рассказывал все, что знал, а Мора дополняла или поправляла его.
Время пролетело незаметно. Дождь кончился, солнце сверкало в оставшихся на стеклах каплях. Мора закончила механизм, оказавшийся маленькой круглой шкатулкой.
Королева посадила к себе на колени дочь, завела маленьким ключиком шкатулку и под нежную мелодию запела знакомые Дику слова:
Воет ветер, стонет в поле,
Бьется в ворота.
Не пугайся ты, не бойся.
Не пройдет беда…
Дик почувствовал, что его начало клонить в сон, подошел к высокому окну и оперся лбом о холодное стекло. Он смотрел на жмущихся по карнизам голубей с ониксовыми глазами, на проезжающие за дворцовой стеной экипажи, прохожих и редких всадников. В комнате звучал голос Моры, не вяжущийся с каменным обликом Королевы Масок.
Кованые узорчатые ворота открылись, и на территорию дворца въехала карета, окруженная группой вооруженных всадников.
— Ваше Величество, кажется, к вам гости.
Девочка спрыгнула с колен матери и первой подбежала к окну. Прижав нос к стеклу так, что осталась испарина, она заливисто рассмеялась и побежала из библиотеки с криком:
— Папа! Папа вернулся!
Мора медленно подошла к Дику и пристально посмотрела на выходящего из кареты темноволосого мужчину. Её лицо снова стало мертвой бесчувственной маской. А от повеявшего холода у юноши поползли мурашки по спине.
Белый лик с музыкальной шкатулкой поднялись со стола и по воздуху переплыли в руки королевы. Лицо женщины под глянцем фарфора.
— Я вынуждена прервать нашу аудиенцию, молодой человек. Если желаете, можете продолжить вашу работу.
Мора бесшумно вышла из библиотеки, оставив Дика в одиночестве.

* * *

Кабинет короля отличался меленькими размерами и замкнутостью. Книжные шкафы окружали стены, два глубоких кожаных кресла заполняли пространство, единственное узкое окно закрывалось тяжелой шторой, а в центре комнаты стоял массивный дубовый стол.
Эльдарион надел перчатки, достал из сумки простую деревянную шкатулку и поставил на свое рабочее место. Слегка приподняв крышку, он тут же захлопнул её и посмотрел на стоящую в дверях женщину.
— Здравствуй, дорогая. Я, кажется, уже просил тебя стучаться, когда входишь в мои комнаты.
Продолжая колко вглядываться в своего мужа, Мора прошла к окну и села в кресло, стоящее рядом:
— Зачем Вы вновь к нам пожаловали?
Эльдарион опустился в свое кресло и посмотрел в белый лик маски. Лицо Моры он видел только один раз, одну ночь, но ему хватило, чтобы запомнить мертвый взгляд, который теперь каждый раз пронизывал ледяными иглами все тело. И зачем он только устроил все эту историю со сватовством и Ледяным амулетом? Но отступать было поздно.
— Я приехал к своей семье.
— Вы считаете нас своей семьей?
— Да! Мора, ты должна гордиться тем, что твой род объединен с моим…
— Вам родня – шакалы. Сие объединение – издевка судьбы. Гордость – тоже чувство, а их у меня, благодаря вам, нет.  Вы приезжаете сюда, чтобы облизнутся на лакомые земли. Не пытайтесь обмануть меня. Одна ваша ошибка – и вы будете растерзаны этим народом.
Мора встала, сверкнув ледяным колье, и вышла, чеканя шаг. Эльдарион проводил её злым взглядом и открыл шкатулку. На красном бархате подкладки лежал металлический трехпалый крюк. Мужчина с удовольствием осмотрел поблескивающий инструмент.
— Я уже тебя обманул, девочка. И тебя, и твою семью, и судьбу. Ты не первая строптивая женушка, от которой мне пришлось избавляться за свою долгую жизнь.

3 день

Утро выдалось свежим. Дик уже не обращал внимания на злобное шипение Ерипа. Он комфортно чувствовал себя в этом городе и, хотя были некоторые недостатки, чувствовал желание остаться здесь навсегда. В парадной его уже ждал Томас, облаченный в свой обязательный светлый костюм-тройку, держа в левой руке костяную трость.
— Доброе утро, человече!
— Доброе, Томас!
Мужчины пожали руки и вышли на улицу. Солнце слепило глаза. Все вокруг было умыто вчерашним дождем. Щурясь от бликов на стеклах очков, Дик наблюдал за выезжающей со двора тройкой всадников – двое вооруженных мужчин, одетых в волчьи шкуры и сопровождающих Мору.
Королева была одета в строгую темно-коричневую амазонку с вырезом под ледяное колье. Глаза спрятаны под черной атласной маской на пол-лица, волосы покрыты изящной шляпкой.
Дик и Томас прошли через ворота вслед за всадниками, и юноша, продолжая наблюдать за удаляющимися фигурами, спросил у сфинкса:
— В тот раз, ну, когда на меня напали, надеюсь, ты не пострадал из-за этого?
Томас нахмурил брови и вопросительно посмотрел на Дика, но его лицо быстро просветлело.
— А! Ты об этом?! Нет, выполнил кое-какую хозяйственную работу. Это не страшно. А вот в случае твоей смерти королева бы оторвала мне голову.
Дик замедлил шаг, что не укрылось от сфинкса.
— Да шучу я, шучу! Мора не рубит с плеча. Ты цел, бандит пойман – все в порядке!
Томас похлопал юношу по плечу, подмигнул проходящей мимо даме с медными кудрями, выбивающимися из-под шляпки, и бодро повел спутника через площадь.
Дик вновь смотрел по сторонам с живостью любопытного ребенка. Выданная во дворце одежда не выделяла его из толпы. Жители, почтительно огибая сфинкса, подхватывали человека в свой поток, и Дику приходилось постоянно нагонять спутника, ориентируясь по его белой фигуре.
Город явил себя в своем повседневном обличии: представители различных рас, многие из которых считались человеческими сказками, спешили по своим делам; курьеры проносились с одного мраморного крыльца на другое; шелестели юбки дам и листва деревьев; по брусчатке стучали копыта лошадей и колеса экипажей; голуби хлопали крыльями; перекликались дети; где-то включили патефон, затянувший неизвестную Дику мелодию.
— Томас?
Сфинкс остановился и развернулся к юноше:
— Да?
— Как думаешь, я смогу получить разрешение на переселение в этот город?
Томас задумчиво обвел зубы языком:
— Вообще-то, для переселенцев с Земли у нас отдельная территория. Попробуй обсудить этот вопрос с королевой. Может, зачислят тебя научным сотрудником.
— Спасибо, пожалуй, так и сделаю.
— Молодца! А теперь поспешим, а то опять засидишься до темноты.

* * *

В кабинете короля всегда стояла напряженная тишина. Полностью отгородившись от чуждого мира, Эльдарион выбрал маленькую круглую комнату с единственным окном. Заложив руки за спину, он вглядывался в исчезающие за дворцовой стеной силуэты жены и её свиты. В дверь постучали.
— Войдите.
— Посол Земли, как Вы просили.
Эльдарион дернул уголком губ: ни в этом королевстве, ни в этом доме к нему не относились с должным уважением. Слушались, терпели, но не уважали. Ничего. Скоро придется и зауважать.
Растянув свои губы в фальшивой улыбке, король повернулся к гостю, который смотрелся не только в кабинете, но и во всем дворце, как моток электрических проводов в средневековой композиции.
— Добро пожаловать. Как Вам наша столица?
Ерип не сделал должного по этикету поклона и не ответил в должной форме, а только скривился всем лицом. Улыбка Эльдариона погасла. Либо Земное Министерство пошутило, отправив такого посла, либо люди в конец отупели. Но выбора не было.
— Да, я тоже больше люблю родные края. Но с какой целью вы совершили столь дальний путь?
— Дык, поровну хотим поделить. Вам – ваша планета, нам – наша.
Король неспешно прошел к двери и чуть наклонился, проверяя, не подслушивает ли кто:
— Удалось?
— Нет! Упертая у вас женушка. А пока я согласия не добьюсь, назад не пустят.
Эльдарион подошел к желтоволосому мужчине, который был ниже его на голову, и тихо произнес над самым ухом:
— Могу помочь ускорить процесс вашего возвращения.
— Вы можете поговорить с королевой?!
— Тише, дурак!
Эльдарон зажал рот Ерипа своей сильной ладонью, но тут же отпустил, глубоко вздохнув. Тихо продолжил:
— Разговорами делу не поможешь. Вы, наверно, заметили, что королева всегда носит одно колье?
Ерип молча кивнул.
— Так вот, пока на ней это колье, Мора не согласится ни с одним из ваших предложений.
— Глупость! Как это связано?
— Мой друг, вы в мире магии. Здесь… — Эльдарион пощелкал пальцами. – Свои законы. Вам нужно снять колье.
— Но как?
— Очень просто. Видите шкатулку у меня на столе? Да, да, она! В ней лежит специальный инструмент, которым вы должны сорвать колье с королевы.
— Но…
— Поверьте мне, это единственный способ. Своеобразный обычай. И вам ничего не угрожает. Без колье Мора вмиг станет сговорчивей. Все понятно? Вот и молодец. Можете быть свободным.
Эльдарион проводил Ерипа до дверей, закрылся и опустился в кресло возле окна.
— Дурак! На упрямство этой девчонки ничто не повлияет.

* * *

Во дворец Мора вернулась только под вечер. Левое запястье было перебинтовано, а саму её шатало от усталости: с ежегодным ритуалом сегодня переусердствовали.
Не переодевая пыльной амазонки и не закрывая за собой двери светлой спальни, она трясущимися пальцами достала из туалетного столика несколько бутыльков, смешав жидкости из них в стакане с водой, залпом выпила и оперлась руками о столик. Кто-то вошел в комнату. Мора не открывала глаз под атласом маски, только чуть повела носом:
— Уходите.
Шаги стали торопливее.
— Госпожа Мора, я…
— Господин Ерип, я слишком устала, чтобы с вами спорить…
Мора с трудом повернулась к мужчине и подняла тяжелые веки…
Глаза ослепил отблеск лучей заходящего солнца, и металлические когти порезали кожу шеи, с удивительной легкость оторвав ледяное колье, вросшее в тело за десятки лет. С чавкающим звуком лопнула застежка, брызнув каплями крови.
Из последних сил королева отшвырнула Ерипа к стене. Ходящими ходуном руками она сняла маску, бросила ее на пол и расширившимися глазами посмотрела на расползающиеся по ткани платья багровые пятна. Незнакомое и непонятное тепло в груди сменяло привычный холод.
Губы Моры задрожали. Она попятилась в угол между кроватью и туалетным столиком, села на пол, обхватила голову руками и с отчаяньем закричала…

* * *

Женский крик пронесся по всему дворцу, поглотил все другие звуки, привычные в этих стенах, и остался в звоне стекол и мурашках, пробежавших по спинам обитателей. В кухне смолк стук ножей, в детской прекратился щебет девочки и няни, испуганно замерли горничные, в кабинете короля на миг перестало скрипеть перо, но потом снова продолжило свой путь по бумаге.
Дик выронил из рук сумку с записями и со всех ног бросился на второй этаж, где располагались комнаты королевы и её дочери. День хождений по дворцу дал о себе знать, и нужная комната нашлась быстро.
Увидев лежащего без сознания Ерипа, юноша замер. Роскошный белый ковер был забрызган кровью, а рядом с королевским колье начинала образовываться лужица воды. За кроватью кто-то судорожно вздохнул, и Дик подошел туда.
То, что предстало перед ним, было страхом подданных Королевы Масок, как пожар или землетрясение. Идеальная прическа Моры растрепалась, по щекам текли слезы, на груди кровоточила рана с контурами колье, в глазах сливались в огонь безумия все эмоции, которые можно пережить. Королеву трясло от беззвучных рыданий, иногда сменявшихся истеричным смехом.
Дик, не веря своим глазам, опустился рядом с ней. Увидев его, она затихла и жалобно прошептала:
— Помоги мне… Ангелина… надо…
Мора не договорила и снова зарыдала, что-то крича на неизвестном Дику языке.
— Помочь вам дойти до дочери?
Мора закивала:
— Сказать… люблю её…
Она взялась за плечи юноши, чтобы встать, глубоко вздохнула… и обмякла.
Дик подхватил осевшее тело и прижал к себе, но не слышал даже слабого признака жизни.
— Нет… Нет! Нет! Мора!
— Да, мальчик, она умерла. Так было нужно.
Дик поднял голову и встретился взглядом с улыбающимся Эльдарионом, который произнес этот страшный приговор. Слышался топот десятков ног, и кто-то уже подходил к комнате. Юноша продолжал прижимать к себе Мору:
— Это вы все…
Что-то тяжелое ударило Дика по затылку, и мир погрузился во тьму…

* * *

На Диком склонился бортовой врач и чуть похлопал юношу по щеке. Тот открыл глаза и попытался встать.
— Лежите! Лежите! У вас сотрясение.
— Где я?
— Все хорошо. Вы на земном корабле, на полпути к Земле.
Дик облизнул пересохшие губы:
— Где Ерип?
— К сожалению, полковника Ерипа спасти не удалось. Мы с трудом вывезли вас, так как венерианцы сочли вашу вину меньшей. Король требовал смерти обоих.
— Значит, Ерипа казнят?
— Увы! Чудовища эти колдуны! Особенно их королева! Не знаю, кто виноват в её смерти, но это был правильный поступок. Полковника объявят героем!
— Нет! Вы не правы! Вы ничего не знаете!
Дик вскочил и схватил врача за воротник белого халата:
— Вы не знали её! Она добра! Она должна была жить!
— Да, голубчик, да. Успокойтесь.
По сигналу врача двое крепких парней прижали Дика к лежаку, и медсестра с дикой оранжевой укладкой вколола ему успокоительного. Уже засыпая, юноша бормотал:
— Они нам не враги… Мы не должны враждовать… Убийца – король.
Врач с грустью посмотрел на спящего:
— Бедолага! Сколько вас таких околдованных возвращается. Ну, ничего. В психиатрии все вылечат.

Обсуждение:
  • Роман

    Хорошо получилось, единственное замечание, не увлекайтесь усиливающими словами, например вы пишите: «Явный франт.» это не имеет смысла, если он франт, то не может быть явным или скрытым, потому что это всегда выставляют напоказ. В остальном отличное произведение, с нетерпением буду ждать ваших новых работ.

  • Тень

    Спасибо,будет учтено при публикации на другом сайте.Но новые работы не могу обещать.

    • А обещать и не нужно. На то оно и творчество, а не рутинная работа.

    • Роман

      Правильно не обещаете, я вот, дурачок, пообещал. и как обрубило, не могу по необходимой теме писать. Главное в нашем деле СВОБОДА:)