Место для счастья - здесь. Роберт Грин Ингерсолл

Отблеск огня

04.02.2011 Сказки Тени 0

Часть вторая.

рассветI глава.

Солнце медленно поднималось из-за горизонта, окрашивая в алый тихие воды порта, освещая дома еще спящего городка. У ворот начали просыпаться стражники, потягиваясь и зевая. Немногочисленные люди в темных одеждах жались к каменным стенам зданий, пытаясь укрыться в исчезающей тени.
Один такой человек, лицо которого скрывал капюшон, нырнул в двери двухэтажного дома. Поправив сумку за плечом, он поднялся по лестнице, деревянные ступени которой глухо отзывались на его шаги. Как можно тише отперев единственную дверь, человек проскользнул в квартиру и также тихо закрыл за собой вход.
Рука в перчатке без пальцев скинула капюшон, являя на свет лицо парня лет двадцати. Аккуратные черты обрамлялись белыми прядями волос, бледная кожа, ярко выделяющиеся глаза красного цвета.
— Доброе утро.
Парень вздрогнул и выронил ключи.
— Зачем же так пугать?
— Прости. Я не хотела.
Из кухни выглядывала курносая девчонка лет тринадцати. Густые черные волосы заплетены в косу, карие глаза сияли озорным блеском.
Парень поднял ключи и с улыбкой посмотрел на сестру.
— Ты не спала?
-Спала. Просто встала пораньше, чтобы накормить тебя. А то опять ляжешь голодным.
— Что бы я без тебя делал, Анка?
— Умер бы с голоду, Кан.
Молодые люди дружно рассмеялись.

* * *
Городская площадь была полна народу. Повозки с купеческими товарами направлялись во все стороны. Порт на юге города, Северные и Западные ворота, Переправочный пункт – в этих направления везли огромное количество всевозможных предметов продажи. Горожане спешили по своим делам, сливаясь в одну гомонящую массу. В центре площади находился фонтан, даря окружающим прохладу.
Анка любила эту картину. В торговом городе не было знати, самыми богатыми жителями являлись купцы. Благодаря торговле город жил. Привыкшая в своей резервации к людским лицам, девочка не уставала разглядывать эльфов, гномов и гоблинов – расы, проживающие в городе кроме людей.
Вот и сейчас из ворот Переправочного пункта выехали два всадника. Они были одеты в одинаковые мундиры красного цвета, на указательных пальцах левых рук красовались идентичные друг другу золотые перстни. У каждого к поясу был прикреплен хлыст. Но сами всадники различались как небо и земля.
В первую очередь привлекала внимание молодая эльфийка. Собранные в хвост длинные волосы не скрывали заостренные ушки. Пронзительно-голубые глаза с жадностью осматривали окрестности. Она обращалась к своему спутнику на красивом певучем наречии.
Второй всадник угрюмо кивал в ответ. Его волосы и борода были уже седы, лицо испещрено старыми шрамами.
К удивлению Анки, этот человек не прятал клеймо на левой ладони.
— Анка, деточка моя! Ты ли это?!
Девочка обернулась.
— Госпожа Навс! Что вы тут делаете? А вы надолго?
Анка кинулась обнимать высокую женщину, отчего на той зазвенели многочисленные украшения.
— Мы тут проездом. Постоим немного, пополним запасы и снова в путь. А ты подросла за эти восемь лет. Скоро станешь первой красавицей.
— Годы вас не изменили, госпожа: те же косы, те же просторные юбки, те же босые ноги, те же браслеты, та же улыбка. Словно мы встретились только вчера.
— Я уже не в том возрасте, чтобы меняться. А где Кан?
— Должен быть дома. Пойдемте, он будет рад вас видеть.

* * *
Кан только проснулся, когда в коридоре открылась дверь.
— Квартирка у нас маленькая. Но уютная. Проходите.
Лихорадочно сгребя свои вещи и забросив их за спинку дивана, Кан освободил место для гостя. Его комната одновременно была гостиной .А гости были редким явлением.
— Братик, ты уже не спишь? Это хорошо. Смотри, кого я встретила в городе.
— Здравствуй, Кан.
Взгляд алых глаз с белым узким зрачком из-под черных прядей челки.
— Ты стал таким взрослым. Заботишься о сестре?
— Госпожа Навс! Рад видеть вас! Скорее Анка заботится обо мне.
Он подошел и поцеловал женщине руку с длинными острыми ногтями.
— Вы тут пока поговорите, а я пойду что-нибудь приготовлю.
— Да, милая, спасибо. Буду рада поесть с дороги.
— Анка, на меня не готовь: я еще сыт.
— Хорошо, братик.
Как только девочка ушла на кухню, Навс села на диван и, проведя рукой по обивке, уже без улыбки спросила:
— Значит – вор?
Вопрос застал Кана врасплох.
— С чего вы решили?
— Во-первых, ты с сестрой – беглые. Таким нормальной работы не найти.
Во-вторых, я помню, какими оборванцами вас подобрала моя  труппа. Честным трудом за столь короткий срок такого жилья не добиваются.
— Да, я – вор. Но это лучше, чем умирать от голода. Это сейчас мы живем тут, а потом, может, ближе к столице подберемся.
— И тогда можно будет забивать гвозди в крышки ваших гробов.
— Почему?! Что плохого в том, что я хочу лучшей жизни для сестры?!
— Посмотри правде в глаза, мальчик! Здесь люди – слуги, в центре Империи люди – рабы. Ты не успеешь подъехать к городу, как твой человеческий дух учуят. Тебя и твою сестру продадут как домашнюю скотину.
— И что вы предлагаете?
— Сидеть тише воды, ниже травы. Я тебя очень прошу, ради своей сестры, будь осторожен. Видя огонь, не лети на него подобно глупому мотыльку; не ввязывайся в дела, которые могут тебя погубить.
— Я и так осторожен.
В комнату вошла Анка с подносом, на котором стояло угощение для гостьи. Навс снова расцвела улыбкой:
— Ммм… как вкусно пахнет! Дитя. У тебя золотые руки!
— Госпожа Навс, можно спросить?
— Конечно.
— Сегодня на площади я видела всадников в красных мундирах. Кто они? И почему один из них не прячет свое клеймо?
— Они Поджигатели, Анка. А клеймо тот человек не прячет, потому что находится на военной службе.
— Поджигатели… Где-то я уже слышала о них. Братик, почему ты стал таким хмурым?

II глава.

Кабак под вечер заполнился до отказа. Спертый воздух сотрясался от гула десятка голосов. Круглые деревянные столы, как всегда, были грязны. В углу, куда свет от единственной лампы доходил плохо, сидели гоблин и человек.
— Я заказ выполнил, предмет принес. Где плата?
— Держи – заслужил. Ты всегда был исполнителен. Что?! Пересчитываешь?! Белый! У меня разрыв сердца будет! Ты не веришь друзьям?!
Зеленокожий гоблин театрально схватился маленькой худой ручкой за сердце.
— Доверяй, но проверяй, Гри. И успокойся, ты еще выпьешь на моих похоронах.
Кан с усмешкой наблюдал за кривляниями своего  посредника. Тот, заметив, что его не будут жалеть, посерьёзнел.
— Белый, тут наметилось еще одно дело..
— Стоп! Мы договаривались: после этого заказа я беру перерыв.
— Да ладно тебе! Тут далеко ходить не надо. Сделаешь этой же ночью и свободен.
— Хорошо. Что за заказ?
Гоблин наклонился поближе к собеседнику и, понизив голос, начал объяснять:
— Видишь за стойкой старика в красном мундире?
— Ну?
— Кольцо на левой руке видишь?
Трудно было не заметить: рубин в золотой оправе излучал легкий свет, словно внутри горело пламя.
— Оно нужно заказчику?
— Вот почему я люблю с тобой работать! Да, перстень – твоя цель. Платят громадные деньги.
— Хлыст на его поясе вселяет в меня сомнение.
— Брось! Посмотри, он опрокидывает кружку за кружкой. Подстережешь его на улице, когда упьется в зюзю.
— А если не напьется?
— Предоставь это мне.
Мгновение Кан Размышлял. Вспомнилось предостережение Навс. Но, еще раз взглянув на старика, затем на гоблина, он решился.
— Ладно! Работаем.
Встав из-за стола, Кан прорвался через толпу и вышел из заведения.
кольцо с рубином
* * *
Уже стемнело, когда старик, шатаясь, вывалился из кабака. Совершив неудачную попытку застегнуть мундир, он направился прочь из переулка. Кан пошел ему навстречу, «случайно» толкнув. Старик не удержал равновесия и упал.
— О, простите! Я вас не заметил. Чем я могу загладить свою вину?
Кан помог встать мужчине, незаметно стянув кольцо, отряхнул ему одежду. Старик в ответ что-то пробормотал заплетающимся языком. Разобрать можно было только «молокосос» и «пшел отсюда».
Парень лишь пожал плечами. Дело сделано, сейчас найдет в кабаке Гри и отдаст ему предмет. Пройдя несколько шагов в сторону дверей заведения, Кан услышал громкий хлопок, раздавшийся по всей округе. Правое плечо пронзила ужасная боль. Он быстро обернулся.
Красные глаза юноши встретились с мутными глазами старика. Тот захрипел, выронил из рук свое оружие, и, захлебнувшись кровью, упал на землю.
— Проклятье! Гри, во что ты меня впутал?!
Голоса в кабаке утихли, до посетителей начало доходить, что что-то произошло, послышалась суета. Стараясь не обращать внимание на боль в плече, Кан со всех ног бросился в сторону дома.

* * *

— Анка!
От крика брата Анка мгновенно проснулась. Выбежав в коридор, она не удержалась от вопля: кровь пропитала одежду Кана.
— Что произошло?!
— Лекаря! Быстро!!
Девочка выбежала из квартиры за лекарем, который жил этажом ниже. Пока она не вернулась, Кан стянул с себя испорченную одежду.
Вернулась Анка, приведя соседа-карлика. Как только он увидел рану, все его ворчания по поводу позднего времени и бесцеремонного подъема прекратились. Из раны он извлек странный продолговатый предмет.
— Что это? – губы Анки дрожали.
— Пуля. В наших краях оружие, для которого она предназначена, не распространяется. Похоже, вы крупно вляпались, молодой человек.
— Спасибо, я знаю.
Когда за карликом закрылась дверь, Анка обратилась к брату:
— Кан, что ты украл? Оно стоило этого?
Кан молча выложил на стол кольцо, отметив про себя, что рубин потух.
Глаза девочки расширились. Она подошла и взяла перстень в руки. Рубин снова засиял.
— Что ты наделал, Кан?! Это кольцо Поджигателя!

III глава.

Серое утро наполнило округу туманом. Фигура в плаще направлялась к двум повозкам, стоящим лагерем у стен города. Подойдя к самой большой, она откинула капюшон.
Женщина с острыми чертами лица, короткими зеленовато-черными волосами и змеиными глазами без век попробовала раздвоенным языком воздух и забралась в повозку. Там она прошла под плотную занавеску и оказалась в светлом коридоре. Открыв первую дверь, перешагнула порог маленькой комнаты и. вытянувшись в струнку, начала свой отчет.
— Гос-с-спож-жа Навс-с-сикая?
— Я слушаю, Селеста.
— Человечес-с-ский детеныш попалс-с-ся.
Сидящая за туалетным столиком Навсикая тяжело вздохнула. Затем щелкнула пальцами, и ниспадающие на пол волосы стали сами заплетаться в две косы.
— Глупый мотылек, зачем ты летел на огонек? Хорошо, Селеста. Иди, отдыхай.

* * *
В дверь забарабанили, послышался писклявый голос.
— Белый, это я! Открывай! Срочное дело!
Кан встал и, быстро подойдя к двери, впустил Гри. Вслед за гоблином в квартиру зашли еще четверо. Один сейчас же отделился от остальных, в мгновение ока оказался за спиной у Кана и заломил ему руку.
— Друзьям надо верить, Гри?
— Прости, Белый. У меня не было выбора: мы не договаривались на убийство.
Гоблин юркнул в двери и скрылся. На шум из своей комнаты вышла Анка, но не успела ничего сказать.
— Одевайся, девчонка! Проводишь  своего друга.
Эльфийка в красном мундире, с растрепанными волосами и злым лицом говорила с ужасным акцентом. С ней было еще три эльфа. Первый держал Кана, второй обыскивал квартиру, третий – начальник стражи – успокаивающе положил руку на плечо спутнице.
— Подождите, госпожа Нарсиель. Еще рано что-либо утверждать точно. Но тебе, девочка, все равно лучше собраться.
— Я не понимаю, в честь чего вы почтили мой дом своим визитом.
Кан зло глядел на эльфа. Он по-прежнему мог воздействовать только на людей.
— Ты грязная…
— Госпожа, позвольте мне. Это моя работа. – Голос эльфа был спокоен, словно он говорил о погоде. – Ты обвиняешься в нескольких кражах и одном убийстве военного. Наконец-то я тебя поймал, Белый!
На последней фразе голос эльфа исказился, а губы растянулись в злорадной усмешке.
— Нашел!
Один из подчиненных подошел к эльфийке и протянул ей золотое кольцо с рубином. Та внимательно осмотрела украшение.
— Да. Это принадлежало моему напарнику.
— Больших доказательств не нужно. Забираем этих двоих.

* * *
Солнце снова вытесняло с улиц тени. Шаги шестерых растревожили сонную улицу. Впереди шли начальник стражи и купеческая дочь, о чем-то переговариваясь на эльфийском. Позади два других эльфа вели заплаканную девчонку и связанного парня.
Наперерез процессии из-за поворота вышла женщина и, тихо звеня украшениями, остановилась посреди дороги.
Лишь увидев её лицо, эльфы склонились в почтительном  поклоне. Люди застыли в изумлении.
— Навс? Что вы т…
Вопрос Кана грубо прервали ударом в живот.
— Как ты смеешь, человек, даже смотреть в сторону королевны?!
Навсикая,  наблюдая эту картину, обратилась к начальнику:
— Ты главный?
— Да, королевна.
— Скажи своим подчиненным, чтобы они отпустили людей.
— Мы ведем убийцу и вора! Вы не можете…
Волна возмущения эльфийки разбилась о холодный взгляд раски.
— Я знаю. Но эти люди – беглые самородки. Их ждет суд в другом месте.
Начальник стражи обреченно вздохнул.
— Я не имею права спорить с Вами, королевна. Вы можете забрать этих преступников.

* * *
Город окончательно проснулся, но за пределами стены этого не было видно.
На протяжении всего пути из города в лагерь Кан не прекращал смотреть в спину Навс. Но теперь это была не хозяйка актерской труппы, а загадочная аристократка Навсикая. И он не выдержал.
— Кто вы? Императрица?
— С чего ты взял? – Продолжая идти к малой повозке, Навсикая рассмеялась, открыв две пары острых клыков.
— Вы одним взглядом остановили эльфов! Стражники на воротах беспрекословно пропустили вас!
-Нет, мальчик, Императрица не отвлекается на такие мелочи, как ваши короткие  жизни. Я одна из её родственниц.
Раска постучала о корпус повозки. На стук выглянуло заспанное лицо рыжего парня.
— Отправляйтесь к резервации, рядом с которой мы подобрали этих детей, — она указала в сторону Анки и Кана. – Будете ждать нас там.
Парень кивнул, взял в руки вожжи. И повозка тронулась в путь. Навсикая повернулась к людям.
— Полезайте во вторую повозку.
— Вы отвезете нас на суд?
Анка подняла испуганные глаза на женщину.
— Нет, милая, я приготовила для вас худшую участь. Моя дочь ищет новую прислугу в свой замок. С её характером это сделать очень трудно. Думаю, вы ей подойдете. Ну? Что встали? Быстро в повозку! Это приказ!
Брат и сестра повиновались. Навсикая взяла управление, лошади сделали шаг и вместе с повозкой растаяли черной дымкой.

Обсуждение: